Оглавление


Великая борьба

 

 
Страница 2 - 2 из 45
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


Глава 1. Разрушение Иерусалима

«О если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! но это сокрыто ныне от глаз твоих; ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами, и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лк. 19:42—44). [17]

Стоя на вершине Елеонской горы, Иисус смотрел на Иерусалим. Перед ним была прекрасная и мирная картина. Наступила Пасха, и со всех земель сыны Иакова собирались на этот великий национальный праздник. Среди садов и виноградников, зеленых склонов, усеянных шатрами паломников, возвышались террасообразные холмы, великолепные дворцы и мощные стены столицы Израиля. Казалось, что дочь Сиона горделиво заявила: «Сижу царицею... и не увижу горести».Она так же восхищалась собой и была уверена в благосклонности Неба, как и тогда, когда много лет тому назад царский певец восклицал: «Прекрасная возвышенность, радость всей земли гора Сион... город великого Царя» (Пс. 47:3). С горы открывался восхитительный вид на величественное здание храма! Лучи заходящего солнца освещали снежную белизну его мраморных стен и отражались на позолоте ворот, башни и крыла. Это было «совершенство красоты», гордость иудеев. Кто из детей Израиля мог без чувства радости и восхищения созерцать это?! Но совсем другие мысли волновали Иисуса. «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем» (Лк. 19:41). Среди всеобщего ликования тысяч людей, встречавших Его с пальмовыми ветвями в руках и приветствовавших Его как Царя, в те минуты, когда торжественные возгласы «осанна!» эхом раздавались в горах, Искупитель мира был охвачен внезапной и таинственной скорбью. Он, Сын Божий, обетованный Мессия, власть Которого побеждала смерть и освобождала пленников могилы, плакал; и это были слезы не обыкновенного горя, но мучительного, невыразимого страдания. [18]

Он плакал не о Себе, хотя прекрасно знал о том, что ожидало Его здесь. Перед Ним лежала Гефсимания  — там Ему предстояло пережить невыразимые душевные муки. Он видел Овечьи Ворота, которыми в течение целых веков проводили жертвенных животных, которыми и Он должен был пройти как Агнец, ведомый на заклание (см. Ис. 53:7). Не так далеко возвышалась и Голгофа  — место распятия. Вскоре Христос должен будет пройти этим путем, который покроется страшным мраком, когда Его душа станет жертвой за грех. Но не эти тягостные сцены вызывали столько боли в Его сердце. Не горестное предчувствие нечеловеческих страданий нарушило спокойствие Его бескорыстной души. Он плакал об обреченных жителях Иерусалима; о слепоте и нераскаянном сердце тех, кого Он пришел благословить и спасти.

Перед взором Иисуса прошла история иудеев, которые более тысячи лет пользовались преимуществами и благословениями народа Божьего. Вот гора Мориа, где сын обетования, покорная жертва, лежал связанный на жертвеннике как символ жертвы Сына Божьего. Там был утвержден завет милости с отцом всех верующих, и ему было дано славное обетование о Мессии (см. Быт. 22:9, 16—18). Там поднимающееся к небу пламя с жертвенника на гумне Орны отвратило меч ангела-губителя (см. 1 Пар. 21), что символизировало собой жертву Спасителя и Его ходатайство за виновное человечество. Иерусалим был возвеличен Богом более всех других мест на земле. «Избрал Господь Сион».Он «возжелал его в жилище Себе» (Пс. 131:13). Здесь в течение целых столетий святые пророки возвещали весть предостережения. Здесь кадили священники и вместе с облаком фимиама возносились к Богу молитвы. Здесь ежедневно проливалась кровь жертвенных животных, указывавших на Агнца Божьего. Здесь Иегова являлся в облаке славы над крышкой ковчега. Здесь покоилось основание таинственной лестницы, соединяющей землю с небом (см. Быт 28:12; Ин 1:51),  — лестницы, по которой нисходят и восходят ангелы Божьи и которая открывает миру путь во Святое святых. Если бы Израильский народ оставался верен Богу, Иерусалим стал бы навеки избранным городом Божьим (см. Иер. 17:21—25). Но история этого некогда избранного народа осталась лишь грустной повестью об отступничестве и восстании. Израильтяне сопротивлялись благодати Неба, злоупотребляли полученными преимуществами и пренебрегали своими возможностями. [19]

Хотя они издевались «над посланными от Бога, и пренебрегали словами Его, и ругались над пророками Его» (2 Пар. 36:16), Бог по-прежнему был для них «Богом человеколюбивым и милосердым, долготерпеливым и многомилостивым и истинным» (Исх. 34:6); несмотря на их ожесточение, Его милость по-прежнему взывала к ним. С более чем отцовской любовью «посылал к ним Господь, Бог отцов их, посланников Своих от раннего утра, потому что Он жалел Свой народ и Свое жилище» (2 Пар. 36:15). И, после того как предостережения, просьбы, увещания оказались напрасными, Он послал им самый драгоценный дар неба; более того  — Он излил все небо в одном этом Даре.

Чтобы умолять нераскаявшийся город, был послан Сам Сын Божий. Это Христос перенес Израиль, как добрую виноградную лозу, из Египта (см. Пс. 79:9). Его рука изгнала язычников от лица их. И Он насадил Свой виноградник «на вершине утучненной горы», заботливо обнес его оградой. Он послал слуг Своих ухаживать за ним. «Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего,  — восклицает Он,  — чего Я не сделал ему?» Хотя Господь «ожидал, что он принесет добрые грозды, а он принес дикие ягоды» (Ис. 5:1—4), все же, не теряя надежды получить плоды, Он Сам посетил виноградник, чтобы по возможности спасти его от окончательной гибели. Он окапывал его, обрезывал и ухаживал за ним. Он был неутомим в Своих стараниях спасти Свое любимое насаждение. [20]

В течение трех лет Господь славы и света пребывал среди Своего народа. Он «ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом», исцеляя сокрушенных сердцем, проповедуя очищение, возвращая хромым и глухим движение и слух, воскрешая мертвых и проповедуя нищим Евангелие (см. Деян. 10:38; Лк. 4:18, Мф. 11:5). Ко всем классам общества был обращен Его милосердный зов: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28).

Невзирая на то, что за добро Ему платили злом, а на любовь отвечали ненавистью (см. Пс. 108:5), Он неуклонно продолжал Свое дело милосердия и прощения. Он не отталкивал тех, кто нуждался в Его благодати. Бездомный Скиталец, ежедневной участью Которого были одни только поношения и тяготы, Он жил, чтобы помогать нуждающимся, облегчать участь страдальцев и убеждать их принять дар жизни. Волны благодати, разбивающиеся о каменные сердца людей, вновь возвращались к ним могущественным потоком сострадательной и невыразимой любви. Но Израиль отверг своего наилучшего Друга и Единственного Помощника. Его любвеобильные призывы и советы были с презрением отвергнуты, Его предостережения  — высмеяны.

Но время надежды и прощения быстро истекало; чаша долго сдерживаемого Божьего гнева была почти полна. Зловещие тучи несчастья и горя, собиравшиеся на протяжении всех столетий отступничества и возмущения, теперь готовы были разразиться грозой и проклятиями над виновным народом, а Он, Единственный, Кто только мог бы спасти их от надвигающейся беды, был отвергнут, осмеян, и позорный крест ожидал Его. С распятием Христа на Голгофе оканчивалось и время благодати и милости для Израиля как избранного народа. Если гибель только одной души  — безграничная потеря, намного превышающая все сокровища и богатства мира, то здесь перед Иисусом расстилался весь Иерусалим, и Он видел печальную участь, ожидавшую этот город и всю нацию, которая была некогда избрана Им как Его бесценное достояние.[21]

Пророки оплакивали отступничество Израиля и те страшные бедствия, которые навлекали их грехи. Иеремия желал, чтобы его глаза превратились в источники слез, дабы он мог плакать день и ночь об убиении дочери его народа и о стаде Господнем, уведенном в плен (см. Иер. 9:1; 13:17). О чем же скорбел Тот, Чей пророческий взор охватывал не годы, а целые века? Он видел ангела-губителя с мечом, занесенным над городом, который столько времени был местом обитания Иеговы. Со склона Елеонской горы, которая впоследствии была занята Титом и его армией, Христос смотрел через долину на святые дворы и притворы храма, затуманенными от слез глазами видел стены города, окруженные неприятельскими полками, и все ужасные последствия этой осады. Он слышал боевую поступь армии, готовящейся к сражению. Он слышал голоса матерей и детей, просящих хлеба в осажденном городе. Он видел охваченные пламенем пожара священный величественный храм, дворцы и башни Иерусалима, превращавшиеся в груды дымящихся развалин.

Проникая еще дальше в глубь веков, Христос видел народ завета рассеянным по всей земле, «подобно обломкам разбитого корабля на пустынном морском берегу».И в этом частичном возмездии, которое должно будет постигнуть детей Израиля, Он видел только первые капли, пролившиеся из чаши гнева, которую иудеям предстоит испить до дна на последнем суде. Его Божественное сострадание, томящаяся любовь выразились в скорбных словах: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37). О, если бы ты, народ, избранный Мной и вознесенный выше всех народов, узнал время своего посещения и то, что служит миру твоему! Я еще удерживаю руку ангела правосудия. Я призываю тебя к покаянию... но, увы... напрасно. Ты не только отверг слуг, вестников и пророков, но ты отверг и осмеял Святого Израилева, твоего Искупителя. И ты сам виновен в своей гибели. «Вы не хотите прийти ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Ин. 5:40). [22]

Христос видел в Иерусалиме прообраз мира, ожесточившегося в своем неверии, возмущении и быстро идущего навстречу карающим судам Божьим. Всем Своим существом Он чувствовал страдания падшего человека, и из Его уст вырвался горький вопль. Он видел последствия греха: человеческие несчастья, слезы и кровь. Его сердце было тронуто безграничным состраданием ко всем скорбящим и несчастным на земле; всем им Он желал принести облегчение. Но даже Его рука не могла остановить и повернуть вспять поток человеческого горя, ибо только немногие обращались к единственному Источнику помощи. Он отдавал душу Свою на смерть ради их спасения, но только немногие приходили к Нему, чтобы иметь жизнь.

Величие Неба в слезах!!! Сын Безграничного Бога, встревоженный духом, согнувшийся под бременем мучительной скорби! Эта сцена привела в изумление все небо. Она открывает нам крайнюю греховность греха и показывает, как трудно было даже Безграничному Могуществу спасти виновных от последствий нарушения Закона Божьего. Взирая пророческим взором на последнее поколение, Иисус видел мир в том же состоянии обольщения, которое в свое время стало причиной гибели Иерусалима. Величайшим грехом иудеев было отвержение Христа; а величайший грех всего христианского мира заключается в отвержении Закона Божьего как основы Его правления на небе и на земле. К установлениям Иеговы отнесутся с презрением, и они будут отвергнуты. Миллионы людей, закованные в цепи греха, пленники сатаны, обреченные на вторую смерть, откажутся принять слова истины в день «посещения».Какое ужасное заблуждение! Какая поразительная слепота! [23]

За два дня до Пасхи Христос в последний раз посетил храм и там обличил иудейских начальников в лицемерии. Выйдя из храма, Он вместе со Своими учениками пошел на Елеонскую гору и, расположившись на покрытом травой склоне, разглядывал город. Он снова смотрел на его стены, башни и дворцы и вновь видел храм в ослепительном великолепии, который венчал священную гору, как диадема.

Тысячелетие назад псалмопевец возвеличивал Бога, сделавшего этот храм Своим жилищем, за Его милость к Израилю. «И было в Салиме жилище Его и пребывание Его на Сионе».Он «избрал колено Иудино, гору Сион, которую возлюбил. И устроил, как небо, святилище Свое» (Пс. 75:3; 77:68, 69). Первый храм был построен в период расцвета Израильского государства. Для этой цели царь Давид собрал огромные сокровища и под водительством Духа Божьего подготовил все для его возведения (см. 1 Пар. 28:12, 19). Соломон, мудрейший царь Израиля, завершил работу. Этот храм был одним из самых великолепных сооружений на земле. Однако Господь через пророка Аггея сказал относительно второго храма: «Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего».«И потрясу все народы,  — и придет Желаемый всеми народами, и наполню Дом сей славою, говорит Господь Саваоф» (Агг. 2:9, 7).

После разрушения храма Навуходоносором он был вновь восстановлен за 500 лет до Рождества Христова народом, который после семидесяти лет плена возвратился в свою совершенно опустошенную и разоренную землю. Там были престарелые мужи, видевшие славу Соломонова храма, они горько рыдали при закладке нового строения, потому что оно значительно уступало прежнему. Пророк особенно ярко описывает их душевное состояние: «Кто остался между вами, который видел этот Дом в прежней его славе, и каким видите вы его теперь? Не есть ли он в глазах ваших как бы ничто?» (Агг. 2:3; см. также Езд. 3:12). Тогда и прозвучало обещание, что слава этого храма будет превосходить славу прежнего. [24]

Но второй храм не мог сравниться с великолепием первого и не был удостоен тех видимых знаков Божественного присутствия, которые отличали первый храм. Освящение второго храма не было отмечено проявлением сверхъестественного могущества, как это происходило в первом храме. Облако славы не сошло, чтобы наполнить новое святилище. И огонь с неба не уничтожил жертву на жертвеннике. Облако славы Божьей (Шекина) больше не покоилось между херувимами во Святом святых; там не было ни ковчега, ни престола благодати, ни скрижалей завета. Не раздавался и голос с неба в ответ на слова священника, вопрошавшего о воле Иеговы.

В течение веков иудеи пытались доказать, что обетование, данное Богом пророку Аггею, исполнилось, но все было напрасно: гордость и неверие ослепили их разум, и истинное значение пророческих слов осталось для них неразгаданным. Второй храм был освящен не облаком славы Иеговы, но непосредственным присутствием Того, в Ком обитала вся полнота Божества, Кто был Богом во плоти. «Желаемый всеми народами» действительно пришел в Свой храм и, как Муж из Назарета, учил и исцелял в его святых дворах. Благодаря непосредственному присутствию Христа, и только этому, второй храм превзошел своей славой первый. Но Израиль отверг предложенный Небом дар. В тот день вместе со скромным Учителем, вышедшим из его золотых ворот, храм навсегда покинула и слава Его. При этом исполнились слова Спасителя: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:38). [25]

Священный трепет и изумление охватили учеников, когда они услыхали пророчество Христа о разрушении храма, и им хотелось глубже проникнуть в значение Его слов. Более 40 лет богатство, труд и искусство архитекторов делали этот храм все более и более великолепным. Ирод Великий щедрой рукой отпускал для храма деньги из римской и иудейской сокровищниц, и даже римский император обогащал его своими дарами. Из Рима для храма были доставлены огромные плиты белого мрамора, некоторые из которых достигали невероятных размеров, и, обращая на них внимание Спасителя, ученики сказали: «Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!» (Мк. 13:1).

На эти слова Иисус дал торжественный ответ, потрясший всех: «Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено» (Мф. 24:2).

С разрушением Иерусалима ученики связывали будущее пришествие Христа, Который, по их представлению, должен был воссесть на престоле вселенской империи, наказать нераскаявшихся иудеев и освободить народ от римского ига. Господь еще раньше предупреждал их о том, что Он придет во второй раз. Поэтому при упоминании о судах над Иерусалимом они прежде всего подумали о Его пришествии, и, сидя вокруг своего Спасителя на Елеонской горе, спросили: «Когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?» (Мф. 24:3).

Милосердная рука Господа сокрыла от них будущее. Ученики были бы поражены ужасом, если бы в то время они вполне уразумели эти потрясающие события  — страдание и смерть Искупителя и разрушение их города и храма. Христос указал им на целый ряд знамений, которые произойдут в последнее время. Его слова не были тогда вполне понятны; значение их должно было постепенно открываться Его народу, нуждающемуся в этих наставлениях. Пророчество Христа содержало в себе двойной смысл: указывая на разрушение Иерусалима, оно в то же время предвосхищало ужасы последнего великого дня. [26]

Иисус рассказал ученикам о судах, которые должны будут вершиться над отступническим Израилем, обратив их особенное внимание на возмездие, которое постигнет иудеев за отвержение и распятие Мессии. Бесспорные знамения должны были предшествовать этой ужасной развязке. Страшный час должен был наступить быстро и внезапно. И Спаситель предупредил последователей: «Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте,  — читающий да разумеет,  — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы» (Мф. 24:15, 16; см. Лк. 21:20, 21). Когда языческие знамена Рима будут водружены на священной земле, простирающейся на несколько сот метров за городскими стенами, последователи Христа должны будут спасаться бегством. При виде предостерегающего знамения нельзя будет откладывать свое спасение. Этому знаку следует повиноваться всем, живущим в Иудее и в самом Иерусалиме. Тот, кто, может быть, в это время будет находиться на кровле дома, не должен спускаться в дом даже за драгоценностями. Работающие в поле или в винограднике не должны возвращаться к тому месту, где лежит их верхняя одежда, которую они сбросили с себя, работая под палящими лучами солнца. Если они хотят избежать общей участи, им нельзя будет терять ни единого мгновения.

Во дни царствования Ирода Иерусалим славился не только своей красотой, но и прочностью сооруженных башен, стен и крепостей, благодаря которым он стал практически неприступным. И каждого, кто осмелился бы в то время предречь его разрушение, как и Ноя, считали бы безумным паникером. Но Христос сказал: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Мф. 24:35). Иерусалим должен был выпить чашу гнева Божьего за свои грехи; упорное неверие его жителей предопределило его участь.

Господь сказал через пророка Михея: «Слушайте же это, главы дома Иаковлева и князья дома Израилева, гнушающиеся правосудием и искривляющие все прямое, созидающие Сион кровью и Иерусалим  — неправдою! Главы его судят за подарки и священники его учат за плату и пророки его предвещают за деньги, а между тем опираются на Господа, говоря: «не среди ли нас Господь? Не постигнет нас беда!» (Мих. 3:9—11). [27]

Эти слова справедливо описывают развращенность и показную праведность жителей Иерусалима. Хвастливо заявляя о тщательном соблюдении Закона Божьего, они в то же время нарушали все его принципы. Они ненавидели Христа, потому что Его чистота и святость обнаруживала их нечестие, и выставляли Его виновником всех несчастий, постигших их за грехи. Зная, что Он не сделал ничего предосудительного, они, однако, утверждали, что Его смерть необходима для обеспечения национальной безопасности. «Если оставим Его так,  — говорили иудейские начальники,  — то все уверуют в Него,  — и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом» (Ин. 11:48). Если Христос будет убит, тогда иудеи снова смогут стать сильным и сплоченным народом. Так рассуждали они, единодушно согласившись с мнением первосвященника, что лучше одному человеку умереть, нежели дать погибнуть всей нации.

Таким образом, иудейские вожди возвели «Сион кровью и Иерусалим  — неправдою».Их самообольщение было настолько велико, что, даже убив своего Спасителя за то, что Он обличал их грехи, они продолжали считать себя избранным народом Божьим и надеялись, что Господь еще избавит их от врагов. «Посему,  — продолжает дальше пророк,  — за вас Сион распахан будет как поле, и Иерусалим сделается грудою развалин, и гора Дома сего будет лесистым холмом» (Мих. 3:12). [28]

Прошло примерно сорок лет после того, как Христос пророчествовал об участи Иерусалима, а Господь все откладывал совершение Своих судов над этим городом и народом. Каким трогательным было долготерпение Бога к тем, кто отверг Его Евангелие и убил Его Сына. Притча о бесплодной смоковнице символизирует отношения Бога и иудейского народа. Было дано повеление: «Сруби ее: на что она и землю занимает?» (Лк. 13:7), но Господь, по милости Своей, пощадил город еще на некоторое время. Оставалось еще много иудеев, которые ничего не знали о Христе и Его миссии. На подрастающих детей еще не пролился свет, отвергнутый их родителями. Бог желал послать им Свой свет через апостолов и их последователей, чтобы они видели исполнение пророчеств не только в рождении и жизни Христа, но и в Его смерти и воскресении. Дети не были судимы за грехи родителей, но, пренебрегая светом, который был дан их родителям и им самим, они становились соучастниками преступлений своих родителей и наполняли меру своего беззакония.

Долготерпение Бога к Иерусалиму еще больше укрепляло иудеев в их упрямом противлении вести о покаянии и прощении грехов. Своим враждебным и жестоким отношением к ученикам Иисуса они отвергли последний призыв благодати. Тогда Бог лишил их Своей защиты; Он перестал сдерживать сатану и его ангелов, и вся нация осталась во власти того вождя, которого она себе избрала. Дети Иерусалима отвергли благодать Христа, способную укрощать злые наклонности и побуждения, и теперь зло полностью овладело ими. Сатана возбуждал в душе человека самые жестокие и низкие страсти. Люди больше не руководствовались здравым смыслом  — ими управляли эмоциональные порывы и слепая ярость. В своей жестокости они стали подобны дьяволу. В семьях и в обществе, среди знатных и простолюдинов царили подозрительность, зависть, ненависть, возмущение, совершались убийства. Нигде, казалось, нельзя было чувствовать себя в безопасности. Друзья и родственники предавали друг друга. Родители убивали детей и дети  — родителей. Вожди народа утратили власть над собой. Необузданные страсти превратили их в деспотов. Иудеи в прошлом приняли ложное свидетельство и осудили на смерть Сына Божьего. Теперь ложные обвинения лишили их самих покоя. Своими делами они давно уже говорили только одно: «Устраните от глаз наших Святого Израилева» (Ис. 30:11). Теперь их желание было исполнено. Страх Божий больше не смущал их. Весь народ подчинился сатане; гражданская и духовная власть находились под его контролем. [29]

Временами вожди воюющих партий объединялись, чтобы вместе грабить и мучить свои несчастные жертвы, а затем снова вели кровопролитные междоусобные битвы. Даже святость храма не могла сдержать их лютой свирепости. Молящихся убивали перед алтарем, и святилище осквернялось трупами убитых. Однако в своей слепоте и богохульной самонадеянности зачинщики этих сатанинских злодеяний открыто заявляли, что не боятся никакого разрушения Иерусалима, потому что этот город принадлежит Богу. И в знак подтверждения своих слов они нанимали лжепророков, которые даже тогда, когда храм был осажден римлянами, внушали людям надежду на спасение от Бога. До последнего момента многие верили, что Всемогущий вступится за Свой город и поразит неприятельские войска. Но Израиль с презрением отверг Божественное покровительство и остался без защиты. О, несчастный Иерусалим, раздираемый междоусобицей! Дети твои проливают кровь друг друга на улицах твоих, чужеземные войска разрушают твои крепости и убивают твоих воинов!

Все предсказания Христа относительно разрушения Иерусалима исполнились буквально. Иудеи на собственном горьком опыте постигли истину Его предостерегающих слов: «И какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7:2).

Происходили знамения и чудеса, предвещающие бедствие и гибель. Ночью над храмом и жертвенником сиял сверхъестественный свет. При заходе солнца на облаках были видны боевые колесницы и вооруженные воины, готовые к бою. Священников, совершавших ночную службу в храме, напугали таинственные звуки; земля колебалась, и множество плачущих голосов взывало: «Уйдем отсюда, уйдем...» Огромные восточные ворота, настолько тяжелые, что их едва открывали двадцать человек, а железные засовы которых глубоко закреплялись в каменной стене, в полночь отворились сами собой. [30]

В течение семи лет один прозорливец ходил по всем улицам Иерусалима и громким голосом возвещал о бедствиях, ожидающих этот город. Днем и ночью не переставал он произносить скорбные слова: «Голос со стороны Востока! Голос со стороны Запада! Голос от четырех ветров! Голос против Иерусалима и храма! Голос против невесты и жениха! Голос против всего народа» 2. Этого странного человека заточили в темницу и жестоко избивали, но ни одной жалобы не сорвалось с его уст. На все оскорбления и издевательства он только отвечал: «Горе, горе Иерусалиму! Горе, горе жителям его!» И предостерегающий голос умолк только тогда, когда этого провидца безжалостно убили.

Ни один христианин не погиб при разрушении Иерусалима. Христос предупредил Своих учеников, и все, поверившие Его словам, следили за появлением обещанного знамения. «Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками,  — сказал Христос,  — тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него» (Лк. 21:20, 21). Когда римляне под командованием Цестия окружили город, неожиданно осада была снята, невзирая на то, что все, казалось, говорило в пользу незамедлительного штурма. Жители осажденного города, потерявшие всякую надежду на спасение, уже были готовы сдаться, но римский полководец без всяких видимых причин приказал войскам отойти от столицы иудеев. Милостивое провидение Божье управляло всеми событиями во благо Своего народа. Христианам был дан обещанный знак, и теперь всякий, послушный словам Христа, имел возможность спастись. События приняли такой оборот, что ни иудеи, ни римляне не препятствовали бегству христиан. В то время как иудеи, оставившие город, погнались за отступающими войсками Цестия, и обе армии были захвачены сражением, христиане получили возможность уйти из города. Во время осады иудеи собрались в Иерусалиме на праздник кущей, и поэтому по всей стране некому было препятствовать бегству христиан. Не теряя ни одного мгновения, они бежали в безопасное место  — в город Пелла, находящийся в Перес, за Иорданом.[31]

Иудейские войска, преследуя армию Цестия, с такой безумной яростью обрушились на тыл врага, что римлянам угрожало полное уничтожение. С большими трудностями им удалось вновь подтянуть и собрать войска. Почти без существенных потерь иудеи, торжествуя, с богатыми трофеями возвратились в Иерусалим. Однако эта кажущаяся победа сыграла с ними злую шутку. Она еще больше укрепила в них дух упрямого сопротивления римлянам, и это в скором времени навлекло немыслимые бедствия и несчастья на осажденный город.

Какие страшные несчастья постигли Иерусалим, когда Тит возобновил осаду столицы! Это было время Пасхи, и в Иерусалиме собралось более миллиона иудеев. Продовольственных запасов, находящихся в городе, при разумном распределении хватило бы на самое продолжительное время, но они были уничтожены по причине взаимной подозрительности и мстительности враждующих партий, и теперь разразился ужасный голод. Мера пшеницы продавалась за талант. Муки голода были настолько страшны, что люди грызли ремни, обувь и другие кожаные вещи. Под покровом ночи кое-кто тайком пробирался за городские ворота, чтобы собрать какие-нибудь дикорастущие растения, и многие из них были схвачены и убиты самым зверским образом, а те, кому удавалось благополучно возвратиться назад, подвергались нападению своих же соотечественников, которые отнимали у них то, что они собирали с риском для жизни. Власть имущие отбирали у голодных последние крошки, действуя самым бесчеловечным образом. И часто эти жестокости совершались не теми, кто не имел пищи, а теми, кто хотел пополнить свои запасы продовольствия. [32]

Тысячи погибали от голода и болезней. Казалось, что погибало и естественное чувство привязанности и любви. Мужья обкрадывали своих жен, а жены  — мужей. Дети вырывали пищу изо рта престарелых родителей. Вопрос пророка: «Может ли женщина забыть грудное дитя свое?» (см. Ис. 49:15) нашел ответ за стенами осажденного города: «Руки мягкосердых женщин варили детей своих, чтоб они были для них пищею во время гибели дщери народа моего» (Пл. Иер. 4:10). Вновь исполнилось предостерегающее пророчество, данное четырнадцать столетий назад: «Женщина, жившая у тебя в неге и роскоши, которая никогда ноги своей не ставила на землю по причине роскоши и изнеженности, будет безжалостным оком смотреть на мужа недра своего, и на сына своего и на дочь свою, и не даст им... детей, которых она родит; потому что она, при недостатке во всем, тайно будет есть их, в осаде и стеснении, в котором стеснит тебя враг твой в жилищах твоих» (Втор. 28:56, 57).

Римские начальники пытались устрашить иудеев и тем самым заставить их сдаться. Пленников, сопротивлявшихся при их захвате, бичевали, мучили и затем распинали перед городской стеной. Сотни умерщвлялись таким путем каждый день, и эта страшная работа продолжалась до тех пор, пока долина Иосафата и Голгофы не была покрыта таким множеством крестов, что едва ли можно было пройти между ними. Столь страшным образом исполнилось ужасное проклятие, которое навлекли на себя иудеи перед судилищем Пилата: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25). [33]

Тит готов был положить конец этой страшной бойне и не допустить полного разрушения Иерусалима. Он пришел в ужас, когда увидел груды мертвых тел на равнинах и холмах. Как зачарованный смотрел он с вершины Елеонской горы на великолепный храм и приказал не трогать ни одного камня. Перед решающим штурмом он обратился к иудейским начальникам с искренним воззванием не вынуждать его осквернять храм кровью убитых. Он предлагал им выйти и сразиться с ним в другом месте, обещая, что ни один римлянин не нарушит святости храма. Иосиф Флавий в самых трогательных и красноречивых словах умолял их сдаться, чтобы спасти свою жизнь, свой город, место поклонения. Но в ответ на его призыв раздались громкие проклятия. Стрелы градом полетели в их последнего заступника. Иудеи отвергли все мольбы Сына Божьего, и теперь всякие увещания и просьбы еще больше укрепляли в них решимость сопротивляться до конца. Напрасны были все попытки Тита спасти храм. Тот, Кто был больше римского полководца, сказал, что там не останется камня на камне.

Слепое упрямство иудейских вождей и отвратительные преступления, совершающиеся за стенами осажденного города, вызывали ужас и негодование римлян, и наконец Тит решил штурмом взять храм и, конечно, сделать все возможное, чтобы спасти его от разрушения. Но на его приказы никто не обращал внимания. Ночью, когда он удалился в свой шатер, иудеи, совершив вылазку из храма, напали на римских воинов. В рукопашном бою один из воинов бросил горящую головню через окошко притвора, и в мгновение ока обитые кедровыми досками комнаты, расположенные вокруг святого места, были охвачены огнем. Тит в сопровождении своих полководцев и легионеров поспешил к этому месту и приказал солдатам тушить пожар. Но на его слова никто не обращал внимания. В ярости воины швыряли горящие головни в комнаты, примыкающие к храму, а потом убивали укрывшихся в его стенах. Кровь текла по ступеням храма, как вода. Тысячи иудеев погибли. Шум сражения перекрывали вопли и крики: «Ихавод»  — «отошла слава». [34]

«Тит был не в состоянии сдержать ярость солдат. Войдя в храм со своими офицерами, чтобы осмотреть внутренность святого места, он был поражен его великолепием, и так как пожар не достиг еще этого места, он выскочил наружу и старался убедить солдат потушить пожар. Центурион Либералий пытался добиться повиновения при помощи своего начальнического жезла, но даже почтение к императору уступило место бешеной злобе против иудеев, яростному накалу сражения и неуемной жажде обогащения. Солдаты видели, что все вокруг сияло золотом, блеск которого в безумном пламени огня делался еще ослепительнее. Они думали, что в святилище хранились несметные сокровища. Незаметно один из солдат бросил в приоткрытую дверь горящую головню, и в тот же миг все здание было охвачено пламенем. Едкий дым и огонь заставили офицеров отступить, и великолепное здание было обречено на уничтожение.

Если римлян устрашило это зрелище, что же испытывали иудеи? Вся вершина холма, возвышающегося посреди города, полыхала, подобно вулкану. С ужасным треском в огненной бездне исчезали строения. Кедровые крыши были подобны огненным полотнам; позолоченные остроконечные шпили сверкали, подобно огненно-красным факелам; от башен ворот поднимались вверх столбы пламени и дыма. На соседних холмах, освещенных заревом пожара, виднелись темные силуэты людей, которые с ужасом и тревогой наблюдали за огнем, пожиравшим строения; стены и башни верхней части города также были запружены народом  — одни с бледными от отчаяния и муки лицами, а другие с бессильной яростью следили за происходящим. Крики бегающих во все стороны римских воинов и вопли погибающих в огне мятежников сливались с ревом огненной стихии и оглушающим грохотом падающих балок. Пронзительные крики людей эхом отдавались в горах. Вдоль стен слышались только вопли и стенания; истощенные от голода люди, умирая, собирали остаток сил, чтобы в предсмертном вопле выразить все свое отчаяние и скорбь. [35]

Внутри городских стен происходила еще более ужасная резня, чем снаружи. Мужчины и женщины, старики и юноши, мятежники и священники, сражавшиеся и умолявшие о пощаде гибли в беспорядочной кровавой резне. Число убитых превышало численность убивающих. Воины взбирались на груды мертвых тел, чтобы продолжать свое кровавое дело.

Вскоре после разрушения храма весь город оказался в руках римлян. Иудейские начальники покинули свои неприступные башни, и Тит нашел их пустыми. С изумлением осмотрев их, он засвидетельствовал, что только один Бог предал все это в его руки, ибо никакие стенобитные машины не сокрушили бы эти громадные зубчатые стены. И город, и храм были разрушены до основания, и святое место, где молились иудеи, «было распахано, как поле» (см. Иер. 26:18). При осаде города и последовавшей затем бойне погибло более миллиона человек; оставшиеся в живых были уведены в плен, проданы как невольники; отправлены в Рим на потеху победителям; брошены в амфитеатры на растерзание диким зверям, иные, как бездомные скитальцы, рассеялись по всей земле.

Иудеи сами выковали себе кандалы, сами наполнили до краев чашу гнева. Трагедия, постигшая этот народ, и бедствия, которые переносили иудеи, будучи рассеяны по всей земле,  — только плоды, которые они вырастили своими руками. Пророк говорит: «Погубил ты себя, Израиль!», «Ты упал от нечестия твоего» (Ос. 13:9; 14:2). Страдания, перенесенные ими, часто истолковываются как прямое наказание от Бога. Таким способом великий обманщик пытается замаскировать собственную работу. Упорно сопротивляясь Божественной любви и благодати, иудеи лишились покровительства Божьего, и сатана получил возможность управлять ими по своему произволу. Жесточайшая свирепость, проявившаяся при разрушении Иерусалима, демонстрирует мстительность сатаны по отношению к тем, кто находится в его власти. [36]

Мы не в состоянии осознать, насколько обязаны Христу за тот мир и покой, которые нам дарованы. Лишь сила Божья сдерживает сатану и защищает человечество от его всевластия. Непокорные и неблагодарные люди имеют довольно много причин быть признательными Богу за Его милость и долготерпение, проявляющиеся в обуздании жестокой и злобной силы дьявола. Но когда люди переступают границы Божественного терпения, Он лишает их Своего покровительства. Бог  — вовсе не палач, выполняющий приговор, вынесенный грешнику. Тех, кто отвергает Его милость, Он предоставляет самим себе, т. е. позволяет людям пожать то, что они посеяли. Каждый отвергнутый луч света, каждое непринятое предостережение, каждое нарушение Закона Божьего, каждая взлелеянная страсть  — это посеянное семя, которое обязательно принесет свой плод.

Упорно отвергаемый Дух Божий в конце концов удаляется от грешника, и тогда уже не остается сил, чтобы сдерживать греховные страсти, и душа лишается всякой защиты от злобы и ненависти сатаны. Разрушение Иерусалима  — грозное и торжественное предостережение для всех, кто пренебрегает Божественной милостью и отказывается от Божественной благодати. Это одно из самых сильнейших свидетельств отвращения Бога ко греху и неотвратимости наказания, которое постигнет виновного.

Пророчество Спасителя относительно судов, свершившихся над Иерусалимом, должно еще раз исполниться. Страшное опустошение столицы иудеев  — лишь слабая тень того, что произойдет. В участи, постигшей избранный город, мы можем видеть судьбу мира, отвергающего благодать Божью и попирающего Его Закон. Вот уже на протяжении долгих столетий совершаются преступления, земля является свидетельницей мрачных картин неисчислимых человеческих страданий. Сердце болезненно сжимается и рассудок мутнеет, когда думаешь обо всех этих бедствиях! Какими ужасными оказались последствия отвержения власти Неба! Но в откровениях о будущем рисуется еще более мрачная картина. История прошлого  — это длинная вереница восстаний, борьбы и возмущений, «время брани и одежда, обагренная кровию» (Ис. 9:5); но что все это в сравнении с ужасами того дня, когда Дух Божий не будет сдерживать нечестивых, когда Он уже больше не будет обуздывать всплески страсти и сатанинскую ярость! Тогда мир увидит, как никогда раньше, последствия господства сатаны.[37]

Но в тот день, как и во время разрушения Иерусалима, народ Божий будет избавлен, спасется «всякий, кто записан в книгу жизни».Христос обещал прийти во второй раз, чтобы взять Своих верных к Себе. «Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их» (Мф. 24:30, 31). Тогда те, кто не повинуется Евангелию, будут убиты духом уст Его и истреблены явлением пришествия Его (см. 2 Фес. 2:8). Подобно древнему Израилю, нечестивые уничтожат сами себя: они погибнут по причине своих же беззаконий. Греховная жизнь настолько разъединила их с Богом, и их естество стало настолько испорчено грехом, что явление славы Его будет для них всепожирающим огнем.

Поэтому люди должны быть очень внимательны к поучениям Христа, содержащимся в Его словах. Подобно тому как Он предостерегал учеников Своих о разрушении Иерусалима и указал им знамения приближающейся его гибели, чтобы они могли избежать общей участи, так Он предупредил мир и о дне его окончательной гибели и дал людям знамения его приближения, чтобы каждый, кто пожелает, мог избежать грядущего гнева. Иисус говорит: «И будут знамения в солнце и луне и звездах, а на земле уныние народов и недоумение» (Лк. 21:25; см. также Мф. 24:29; Мк. 13:24—26; Откр. 6:12—17). И все, замечающие появление этих предвестников, должны знать, «что близко, при дверях» (Мф. 24:33). «Итак бодрствуйте» (см. Мк. 13:35)  — наставляет Он нас. Кто внимательно относится к этим предостережениям, не будет оставлен во тьме, и день тот не застигнет его врасплох. Но для тех, кто не будет бодрствовать, «день Господень так придет, как тать ночью...» (1 Фес. 5:2—5). [38]

Современный мир верит в последнюю весть предостережения не больше, чем в свое время иудеи верили предостережениям Спасителя относительно Иерусалима. И когда наступит день Господень, нечестивые окажутся не готовы к этому величайшему событию. Жизнь будет идти своим обычным чередом, люди будут поглощены своими делами, торговлей, наживой, всевозможными удовольствиями, религиозные вожди будут прославлять всеобщее благоденствие и цивилизацию, убаюкивая народ мнимым чувством безопасности,  — вот тогда-то, подобно вору, который в полночь прокрадывается в плохо охраняемый дом, внезапная гибель постигнет всех беспечных и нечестивых, и они «не избегнут» (см. 1 Фес. 5:2—5). [39]
Страница 2 - 2 из 45
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все

Почему лучше иметь печатную книгу


  • «электронные книги рассеивают внимание»,
  • «бумага… заставляет меня быть более сфокусированным и уберегает от различных отвлекающих факторов, которые могут возникнуть при использовании компьютера»,
  • «у меня возникают некоторые трудности…

Читать далее  

Узнайте также

Купить книгу «Великая борьба»
Информация о книге «Великая борьба»
КУПИТЬ О КНИГЕ
Читать книгу «Великая борьба» Слушать книгу «Великая борьба»
ЧИТАТЬ СЛУШАТЬ


Мнения читателей

Книга — серьезный труд, серьезный анализ
Книга — серьезный труд, серьезный анализ
Книга придала мне ясность мышления…
Очень практичная книга…
Очень практичная книга…
Там есть много советов для практической жизни…
Книга произвела большое впечатление…
Книга произвела большое впечатление…
Меня очень затронули сцены великой борьбы в последнее время…
В ней вся история — от начала до конца
В ней вся история — от начала до конца
До прочтения этой книги я не осознавала того, что все в нашем мире не просто...
Мы с Богом можем быть едины…
Мы с Богом можем быть едины…
Через эту книгу Бог открыл мне будущее в деталях, для каждого человека…
Книга убирает с глаз пелену…
Книга убирает с глаз пелену…
Человек, который читает эту книгу как бы поднимается над всем этим земным шаром…
Ставит человека перед выбором…
Ставит человека перед выбором…
Книга затрагивает каждого человека, потому что каждому человеку интересно его будущее.…
1 2 3 4 5 6 7



случайная глава из книги